Главная » Пресс-центр » СМИ об институте » Спутник-Королёв. «На острие событий...»

СМИ об институте

Спутник-Королёв. «На острие событий...»

20.05.2018



Двадцать лет назад, 15 мая 1998 г., ушёл из жизни почётный гражданин нашего города Юрий Александрович Мозжорин. Многим из старшего поколения королёвцев этот человек хорошо известен как заместитель начальника НИИ-4, директор ЦНИИмаш...


Заметки о нём вошли в трёхтомник «Космос – моя судьба» Олега Дмитриевича Бакланова, в прошлом министра общего машиностроения СССР, секретаря ЦК КПСС по оборонной технике. Сегодня мы предлагаем вам познакомиться с отрывками из этих воспоминаний.


«Во главе мозгового штурма»


«Человек, которого я сегодня с благодарностью вспоминаю, по своему таланту, положению в науке и практической космонавтике играл совершенно исключительную и признанную всеми роль. Было бы с моей стороны несправедливо и как-то неестественно не вспомнить о нём и не поставить его в ряд с самыми уникальными фигурами «космического прорыва» нашей страны.


Я говорю о многолетнем, в течение долгих лет, с 1961 до 1990 года, директоре ЦНИИмаш Юрии Александровиче Мозжорине. Его секретарь рассказывала, что, будучи назначенным руководителем такого солидного, с мировым именем учреждения, он на работу приехал на велосипеде, чем вверг в изумление своих сослуживцев. Они его уговаривали «не ронять» авторитет института. Просьбам он уступил, но на всю жизнь остался скромным, совершенно не заносчивым специалистом и руководителем.


Головной институт – это мозговой центр ракетно-космической отрасли. Все мыслимые и немыслимые идеи и предложения «великих академиков» проходили экспертизу Мозжорина и его коллектива. Только этот институт мог давать техническое «добро» на продолжение или остановку работ.


Юрий Александрович умел делать глубокий объективный анализ событий, неудач, развернуть детальный прогноз, мог спокойно, уверенный в своей правоте, урезонить генерального конструктора, главкома, министра, работника других командных органов любого уровня. Он был неброским внешне, но всегда внутренне оставался во всеоружии, подтянутым, готовым привести аргументы, доказательства, направить дискуссию в нужное русло – по праву человека, видящего дальше и лучше. Его многие ругали, но в душе не могли не сознавать, что он прав, и соглашались доработать проект, а потом, естественно, ему же и были благодарны...


...Он удостоился многих самых престижных наград и званий (генерал-лейтенант, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии и т.д.), но очередная регалия, что называется, «не выпирала», не становилась громким событием, отмечалась незаметно, была чуть ли не помехой в наполненной более важными делами жизни Юрия Александровича.


Веское резюме


Он всегда ходил с бумагами (в папке) и в любую секунду готов был обсуждать теоретические и технические проблемы. Его невозможно было застать врасплох, но он не стеснялся, если требовалось, сказать:


– Я должен это посмотреть, дополнительно посоветоваться со своими специалистами, промоделировать, попробовать на машинах. Времени нужно столько-то...


Он не принимал решений на «авось» и, какое бы ни было на него давление с той или другой стороны, всегда достойно выходил из ситуации за счёт глубокого, беспристрастного, объективного анализа всего имевшегося на данный момент массива данных, а потом предлагал:


– А теперь давайте решать, если будем делать так... может быть, вот так...


Аналитик высочайшего уровня, этим он обезоруживал и остужал горячие головы, а многих просто, откровенно говоря, спас.


Юрий Александрович везде был на острие событий и совершенно неутомим. Приходилось наблюдать: пока шли дебаты и жаркие споры (а продолжались они нередко по нескольку дней), в аварийных ситуациях, на какие-нибудь пятые или шестые сутки, он тихо садился в сторонке и спокойно формулировал «резюме».


Как оно бывало нужно в такие острые моменты! С этим его очередным, хорошо обдуманным, веским «резюме» немедленно, как внезапно прозревшие, соглашались все, до сих пор непримиримые между собой, спорщики.


В отношениях с начальством он мог быть тонким дипломатом. Когда оно «возвышало» голос, «давило и проводило линию», Юрий Александрович легко превращал это для себя в субординационную игру, но по существу, всегда был верен своим убеждениям. Просто он на ходу надевал соответствующую моменту «маску» и корректно продолжал вести свою линию, не боясь стоять до конца. В крайнем случае говорил:


– Над такой постановкой вопроса надо подумать, посоветоваться, промоделировать. Это новая постановка вопроса.


Такой ход, как правило, всех устраивал, и если это была непродуманная идея, то к ней просто никто не возвращался, а если было «дело», то оно действительно прорабатывалось, корректировалось и получало научное обоснование.


Из руководителей институтов он был единственный член коллегии министерства общего машиностроения СССР. Лично мне было легко и приятно работать с Юрием Александровичем, хотя мы часто схлёстывались – признаюсь: больше из-за моей горячности и нетерпения. Но он остужал наши фантазии, вносил в них чёткость и обоснование. И за это ему – благодарность!


«Твори и защищайся!»


Он сумел подготовить хорошие кадры, усложнил и обогатил содержание работы института. Людям, у него – вполне раскрепощённым – он давал возможность до конца свободно высказывать своё мнение и грамотно его отстаивать. Казалось, в коллективе Ю.А. Мозжорина все руководствовались негласным принципом: «Твори и защищайся!» Если ты конструктор, учёный, значит, неординарная личность. Такой человек не может не быть творцом. Настоящий творец обязан отстаивать свою позицию. Так культивировалась истинно научная атмосфера.


Этому помогала сама личность Юрия Александровича. Он не был похож ни на одного известного мне «начальника», он им никогда и не был. Будучи прежде всего учёным, он и своих коллег в институте как-то не воспринимал как подчинённых ему, директору. Они все его ученики или оппоненты. Так же он относился и ко всем другим окружавшим его людям.


Надо ли говорить, что в сфере космонавтики только такая атмосфера и могла принести оптимальные результаты.


Он был хороший товарищ, мог подойти в трудную минуту и, мягко улыбнувшись, спокойно предложить:


– А может, не надо так? Может, надо поступить вот так? А потом посмотрим. Как вы думаете?


Он при этом смотрел в глаза, как бы давая сигнал: остановись, остынь, не зарывайся, не горячись и, как правило, бывал прав».



Все новости...

Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную